?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Принято смотреть на СССР, как на государство, бывшее обителью необычайной нравственности и влагалищем самой превосходной морали. Что ж, не будем сейчас с этим спорить, пусть так. Рассмотрим основы и истоки этой нравственности. Всякая мораль, как этика или нравственное чувство, не есть некая неизменная данность. Почему в разных культурах и даже в рамках одной и той же культуры, но в разное время, представления о нравственном и безнравственном, о допустимом и должном (и о недопустимом и недолжном) могут весьма различаться? Почему одним людям совесть позволяет одно, а другим мнится достойным прямо противоположное? Если есть какой-то универсальный закон, вложенный одинаково в сердце каждому человеку, почему же мы так часто наблюдаем вариации одного и того же диалога, приведённого Л.Н. Гумилёвым в одной из своих книг - когда спорят двое:

- Как ты можешь бить собаку? - возмущён один, - Она же живая!
- Да как же её не бить? - отвечает другой, - Ведь это же собака!


Тот же Лев Николаевич Гумилёв неоднократно приводил и пример так называемой "готтентотской морали":

- Что такое зло? - спрашивает этнограф.
- Это, например, когда у меня сосед украл волов.
- А что такое добро?
- Это когда я украл волов у соседа!


На чём основана так называемая христианская нравственность?
Как говорил протоиерей Георгий Флоровский, начиная курс нравственного богословия: "Всем известно, что в Православной Церкви нет учения о нравственности. Есть лишь учение о святости. Именно о нём мы и будем говорить"*.

Но это мораль религиозников, а передовое учение Маркса-Энгельса-Ленина должно предложить что-то более прогрессивное, указать высшую точку развития этического учения, очевидно превосходящую всё, что было до него, в особенности, основанное на вере в "боженьку".


Для того, чтобы понять, на чём была основана высокая коммунистическая нравственность, обратимся к первоисточникам, а именно к работе Ленина "О задачах союзов молодёжи", где Ильич объяснял молодым людям, как учиться коммунизму. Вопрос о нравственности он раскрывал отдельно и довольно подробно. Сперва ВИЛ ставил вопрос ребром и превентивно опровергал всяческих ревизионистов:

"Но существует ли коммунистическая мораль? Существует ли коммунистическая нравственность? Конечно, да. Часто представляют дело таким образом, что у нас нет своей морали, и очень часто буржуазия обвиняет нас в том, что мы, коммунисты, отрицаем всякую мораль. Это - способ подменять понятия, бросать песок в глаза рабочим и крестьянам".


Далее, как было положено, он вскрывал обман буржуазии и давал характеристику непролетарской нравственности:

"В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность?
В том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из велений бога. Мы на этот счет, конечно, говорим, что в бога не верим, и очень хорошо знаем, что от имени бога говорило духовенство, говорили помещики, говорила буржуазия, чтобы проводить свои эксплуататорские интересы. Или вместо того, чтобы выводить эту мораль из велений нравственности, из велений бога, они выводили ее из идеалистических или полуидеалистических фраз, которые всегда сводились тоже к тому, что очень похоже на веления бога.

Всякую такую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. Мы говорим, что это обман, что это надувательство и забивание умов рабочих и крестьян в интересах помещиков и капиталистов
".

Кто не изучал работ Ленина, для тех непривычно это всегдашняя ленинская попытка выводить всё из классовой борьбы, но это не случайность, это норма. Ленин и сам, видимо, не мог иначе психологически, но он и требовал этого от всех окружающих, так учил и "озарял путь". Что же предлагалось им в области нравственности? Можно было бы и догадаться, но - читаем:

"Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата...
мы говорим: для нас нравственность, взятая вне человеческого общества, не существует; это обман. Для нас нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата.

Классовая борьба продолжается, и наша задача подчинить все интересы этой борьбе. И мы свою нравственность коммунистическую этой задаче подчиняем. Мы говорим: нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов.

Коммунистическая нравственность это та, которая служит этой борьбе, которая объединяет трудящихся против всякой эксплуатации, против всякой мелкой собственности, ибо мелкая собственность дает в руки одного лица то, что создано трудом всего общества. Земля у нас считается общей собственностью...

Когда нам говорят о нравственности, мы говорим: для коммуниста нравственность вся в этой сплоченной солидарной дисциплине и сознательной массовой борьбе против эксплуататоров. Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем. Нравственность служит для того, чтобы человеческому обществу подняться выше, избавиться от эксплуатации труда.
".

По-моему, сказано предельно ясно. Нравственно то, что служит Мировой Революции, а безнравственно - всё то, что ей не служит, а тем более мешает.

Построение коммунизма есть сверхзадача, то есть абсолютный императив, следовательно, всё этой цели подчиняется и только в свете этой цели определяется как нравственное или не таковое.

Перед нами во-первых, совершенно законченная вполне религиозная вера. Коммунизм может быть такой целью лишь, если он будет предметом слепой и безусловной веры религиозного свойства, или же если будет железно доказано, что он хотя бы принципиально возможен. Учитывая всю сложность подобного доказывания, приходится заключить, что грядущий коммунизм - это не вопрос науки, но исключительно веры. В том же случае, - а такую вероятность никто не может отменить, - если коммунизм вдруг окажется несбыточной мечтой, фантазией, то это будет означает, что нравственность построена на сущей фикции.

Коммунизм (как цель) задаёт всю систему координат, но он не является чем-то реальным, чем-то, что можно потрогать или почувствовать в личном опыте. Это есть только некий смутный образ в будущем, нисколько не более реальный, чем сон Веры Павловны**.
Очень хорошо верить в светлое будущее, прекрасно говорить и о борьбе с эксплуатацией, но что если будущее никогда не будет столь светлым, а эксплуатации никогда не получится полностью избежать?

Во всей человеческой истории нет ни одного примера продолжительного существования коммуны, если это не лагерь за колючей проволокой или - коммуна религиозная (киббуц, община амишей etc).

Во-вторых, по сути дела перед нами классический образец готтентотской морали Морально то, что хорошо для достижения цели - коммунизма. Но сегодня для достижения цели хорошо одно, а завтра - другое. Может быть для достижения коммунизма необходимо при определённых обстоятельствах украсть, убить, солгать, почему нет? Или вообще делать колбасу из человечины. И это будет нравственным.

В-третьих, мы видим и совершенно неприкрытое "иезуитское"*** учение о том, что цель оправдывает средства. Коммунизм всякое дело, всякое средство делает нравственным, если оно только служит его достижению.

Те, кто ностальгически вспоминают заботу СССР о крепкой семье и прочих нравственных нормах, должны иметь в виду, что это было не по какой иной причине, как по той, что это служило делу коммунизма. Если вдруг бы промискуитет, поголовный отбор детей у родителей в интернаты или повальная порнография с наркотиками вдруг могли бы лучше послужить делу построения коммунизма, они тут же должны были бы стать нравственными и не почему-нибудь, а по определению Ленина. Что, кстати, и случалось на заре советской власти, когда ходили демонстрации с лозунгами "Долой стыд", а нарком государственного призрения А.М. Коллонтай (Домонтович) проповедовала половую свободу и секспросвет.

Из вышесказанного понятно, что советская нравственность не могла не рухнуть вместе с верой в коммунизм. Как только человек понимал, что светлое будущее есть не более, чем байки дедушки Ленина, никаких оснований придерживаться нравственных норм у него просто не оставалось, кроме, может быть привычки или страха перед уголовным кодексом. СССР не воспитывал нравственных людей, а наоборот разрушал всякую нравственность в человеке: с одной стороны борясь с "пережитками", то есть всякими иными основами для нравственного поведения, то есть прежде всего с религией, а из религий прежде всего с Православным Христианством; с другой стороны, привязывая этику к построению коммунизма, убивал её тщетным ожиданием на его стройках. Отсутствие коммунизма и его существенных признаков автоматически, на бессознательном уровне отключало у человека всякую внутреннюю потребность следовать нормам и правилам даже того самого "Морального кодекса строителя коммунизма", который мы рассмотрим ниже.

[продолжение] <===================> [НАЧАЛО]

* - Цит.по Дворкин А.Л. "Моя Америка", Ниж. Новгород, "Христианская библиотека", 2013. - с. 360.
** - героиня романа Чернышевского "Что делать?", видевшая безумные политико-эротические сны.
*** - максима "цель оправдывает средства" приписывается ордену иезуитов, хотя они отрицаются и клянутся, что их неправильно поняли.

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com